Project GIG Interview

Прохладный осенний вечер, слегка моросит, откуда-то из окон доносится джаз, напротив стены монастыря на Петровке, в английском пабе Union Jack группа Voodoo Idol скоро начнёт свой второй акустический концерт.

Пока время концерта ещё не пришло, дамы и господа попивают пиво, музыканты обсуждают подготовку к грядущему туру. Мы поговорили с Алиной о первом полноформатном альбоме Voodoo Idol и грядущем туре. Портреты Rolling Stones со стен смотрели на нас с одобрением.

Sister Morphine: Привет! Начнём, пожалуй, с традиционного “Как я провел лето”. У вас было много концертов, вы участвовали в фестивалях. Как это было, какой опыт вам дало и что ещё было?

Алина: Именно летом у нас сменился весь состав, сначала ушёл басист, потом барабанщик, поэтому в начале лета мы сыгрывались с новыми людьми и пробовали играть концерты в новом составе. Мы соглашались на все концерты, которые нам предлагали. И, конечно же, мы занимались сведением альбома.

Sister Morphine: То есть к лету он был уже готов?

Алина: Да, к лету уже всё было записано.

Sister Morphine: Так вот, да, у вас поменялись все музыканты, это повлияло на звук группы? Сказалось ли это на записи?

Алина: К моменту ухода все партии уже были записаны. Сейчас со мной играют уже другие люди, разумеется, звук на концертах уже не будет такой, как на пластинке, каждый привносит что-то своё, даёт новое дыхание песням.

Sister Morphine: Сочиняете что-нибудь новое уже с новым составом?

Алина: Пока к сожалению очень мало, всё занято концертами и подготовкой к презентации альбома.

Sister Morphine: Читала, что вам очень понравился опыт с акустикой. Это эксперимент или давно спланированное действо? Как вы дошли до такой жизни?

Алина: Нас позвали поиграть в этот паб, а мне давно хотелось поиграть акустику, но никто от нас этого не ждал, у нас не было программы. А тут мы за две недели все наши треки  переработали под акустическое исполнение. Нам очень понравилось это играть, люди хорошо нас встретили, те, кто случайно пришёл, спрашивали, кто мы и как нас найти.

Sister Morphine: Вроде как, это весьма неожиданный поворот для стоунера. Это не мешает стилю?

Алина: Да! Да! Это безумно интересно. Совсем по-другому начинаешь смотреть на треки. Злые, агрессивные песни становятся добрыми или медитативными, вводящими в транс.

Sister Morphine: А вот и вуду!

Алина: Точно!

Sister Morphine: Не собираетесь что-нибудь записать в таком духе?

Алина: Надеемся, да. Если всё пойдёт хорошо, то следом за этим альбомом выпустим акустические версии. Очень хотим так сделать. Было бы интересно дальше работать параллельно и в этом направлении тоже.


Sister Morphine: Замечательно! Расскажи про альбом. О чём он? Это именно то, куда привела “дорога в никуда” (Road to nowhere — предыдущий сингл группы, вышедший в прошлом году — прим. Редактора)? Откуда взялась эта история, полная кошмаров, монстров под кроватью и прочих страхов и ужасов?

Алина: Изначально концепция была в том,  что чувствуешь , когда смотришь в бездну, а она смотрит в тебя, что каждый видит в ней что-то своё. Но сейчас я воспринимаю его как попытку рассказать, что без тьмы нет света, и не всё тёмное, что им кажется. Эту концепцию я увидела уже когда мы думали, в каком порядке расставить треки на альбоме, с течением времени всё начало ощущаться совсем по-другому. Неожиданно я увидела, что у альбома есть главный герой, собственно, Hero, который ищет перерождения, хочет начать жизнь заново, и его путь к этому лежит через страшные сказки и кошмары. К нему приходят духи, которые хотят избавить его от страха, но через преодоление его. Возможно, эти духи — его альтернативные личности, которые о нём заботятся, но половину альбома он этого не понимает, и потому боится их, потому что его пугает его тёмная сторона, которая, быть может, вовсе и не тёмная.

Sister Morphine: И именно поэтому история заканчивается танго, таким контрастно светлым треком, который как рассвет завершает все эти кошмары?

Алина: Да, всё заканчивается тем, что герой забывает прошлое и очищается. После “Tango” или начинается новая жизнь, или его снова круговоротом заносит туда же, в первоначальную точку, где все это было обманом рассудка, когда пол снова уходит из-под ног… И каждый решит сам, чем именно для него это закончится.

Sister Morphine: Например, акустическим альбомом! А этот-то когда окончательно выйдет в мир?

Алина: Скоро-скоро! Предполагаем, что в конце сентября. 21 октября будет концерт-презентация в Москве, а 14 октября мы отправляемся в первый в жизни тур, у нас будет четыре города, мы сами всё организовали. Это для нас тоже первый опыт, наступили на множество граблей, но сейчас уже все хорошо.

Sister Morphine: Вас ждут в этих городах? Некоторые группы начинают перед тем, как поехать ставить условия: “давайте, репостим активнее, когда в вашем городе на нас придут три сотни человек, тогда мы подумаем над тем, чтобы включить город в тур”. Или едете просто в новое место и будь что будет?

Алина: Ничего не знаем о том, что получится, но нам давно хотелось поехать в тур. Давно было ясно, что альбом надо презентовать хотя бы в нескольких городах. И вот с помощью наших друзей мы всё это распланировали и со всеми договорились. А там посмотрим, надеюсь, всё пройдёт отлично. По поводу публики, я считаю, что музыку можно играть и для одного человека. Ты едешь играть, чтобы поделиться своими чувствами, не важно со сколькими людьми. И я бы с удовольствием поехала по всей стране, по совсем маленьким городкам. Мне нравится играть концерты и не очень важно, придёт пять человек, двадцать пять, пятьсот пять. Хотя хотелось бы, конечно, чтобы билеты окупались.


Sister Morphine: Чтож, есть, куда расти! Как поживает ваш пост-стоунер, которым вы гордо назвались, объявив себя чуть ли не первыми такими в истории? Вы уже ушли от него к чему-то ещё или он развивается вместе с вами?

Алина: Живёт и здравствует (смеётся)! Стали замечать, что разные группы, причём не только из России стали обозначать себя как пост-стоунер. Скорее всего, конечно, эта мысль витает в воздухе, но в любом случае это интересно. Что касается нас, то я вообще не знаю, как это назвать. Творчество идёт, а какое это направление, даже и не важно. На диске есть треки, которые по отдельности можно отнести к совершенно разным стилям. Например Those Signs Led – танцевальное инди какое-то и Hell on Wheels – дичь, метал и всё такое. Всё очень неоднозначно.

Sister Morphine: У вас было несколько записей ранее. Что изменилось с тех пор? Road to Nowhere, которая в альбом не вошла.

Алина: Когда мы писали “Дорогу” мы были вообще зелёные и ничего не знали. Хотя даже когда мы начинали запись альбома, мы ещё ничего толком не умели. Я не знала, чего хочу, какой звук я хочу получить. Самым сложным, наверное, за этот год было понять, как это всё должно звучать. Тем, что получилось, я довольна. А когда мы записывали «дорогу» нам нравилось всё. “О! Нажимаешь play и оно работает! Невероятно! Это же мой трек!”. На альбоме мы стали серьёзнее относиться к процессу и результату. Потому “дорога” осталась этакой пробой пера.

Sister Morphine: Сильно изменились эти песни в процессе годовой записи?

Алина: Да! Очень сильно! Множество идей проходило в процессе записи каждого инструмента — например, очень многое поменялось, когда мы писали бэк-вокал. Это целая вселенная. Мне помогал мой преподаватель с идеями для бэк-вокала. Оказывается, это может изменить звучание трека очень сильно.

Sister Morphine: Видно, что вы проделали грандиозную работу! Будем ждать пластинку! Спасибо за беседу!

Получила альбом до выхода без помощи пиратов и вела беседу Sister Morphine. Специально для Project GIG.